escort ordu kıbrıs escort escort izmit escort bodrum escort rize escort konya escort kırklareli escort van halkalı escort escort erzurum escort sivas escort samsun escort tokat altinrehbereskisehir.com konyachad.com sakaryaehliyet.com tiktaktrabzon.com escortlarkibris.net canakkalesondaj.com kayseriyelek.com buderuskonya.com Стихи от ershatnika

Объявление

Свернуть
Пока нет объявлений.

Стихи от ershatnika

Свернуть
X
 
  • Фильтр
  • Время
  • Показать
Очистить всё
новые сообщения

  • Стихи от ershatnika

    Уважаемые, форумчане! Рискну поделиться с вами стихами, навеянными визитами крылатого коня. Это мироощущение мироопределение важных исторических моментов моей грёбаной, но такой прекрасной жизни. Стихи разных лет. Они немного наивные и вычурные, но какое ни есть творчество. Всё выложу в форме альбома. Буду постепенно добавлять свежее. Пусть останется на форуме и моя поэтическая летопись.
    Последний раз редактировалось UGO; 08.01.2014, 14:20.

  • #2
    Стихи от ersatnika

    Я вновь взлетел над бренной круговертью,
    В густую тьму вселенской красоты,
    И я трублю от радости, рожковой медью,
    Ведь в жизни снова появилась ты!
    Ты пронеслась по ней, как тёплый свежий ветер,
    Напомнив мне о том, что позабыл,
    Я снова чувствую, как ярко солнце светит,
    Как часто бьётся сердце от любви!
    Я знаю - я не тот, кто безмятежно,
    Тебя библейским счастьем одарит,
    Быть преданным хочу, желанным, нежным,
    Пока сильна рука, пока свеча горит…
    И за черту зайти теперь мне будет просто
    Ведь я забыл про свой пустой житейский ад,
    Вслед за тобой шагнул в открытый космос,
    И не боюсь невозвращения назад!
    Увы, всё временность, всё быстротечность,
    И кто-то, свыше, замыкает круг,
    И все уходят в дверь с табличкой «Вечность»,
    Прощаясь коротко – рукопожатием рук.
    Не избежать и мне того момента,
    Когда почувствую тепло твоей руки,
    Так пусть останутся прощальным комплиментом,
    Мои простые и наивные стихи.
    Касаюсь нежно царского престола,
    Перед тобой одной склоняюсь ниц,
    Твой образ, милый и родной и светлый,
    Я буду помнить среди сотен тысяч лиц!
    За непредательство твоё! За веру!
    За светлый луч в закатную зарю!
    За искренность твою и за любовь без меры!
    За всё, любимая, тебя благодарю!..



    ***
    Мы всё взрослеем, впитывая горечь,
    Года проходят, ускоряя ход,
    И нас всё также сильно тянет в море,
    И так стремительно влечёт в водоворот.
    Мы, как игристое вино, вбираем крепость,
    Весёлый хмель устав в душе таить,
    Нам столько раз безудержно хотелось
    Тем хмелем души чьи-то опьянить!
    Кто мы? Владельцы прошлого? Изгои?
    Венец наследия, или творцы?
    Или безликие слепцы, антигерои,
    Отбросы времени, подонки и лжецы?!
    А может, всё же, станем под знамёна,
    Разрушим всё, отстроим свой великий Рим,
    Вписавшись в летопись народов поимённо,
    Путь варваров Востока повторим...

    Глас.
    Как всё намного проще,
    В среде стократных повторений,
    Среди нелепых уравнений,
    Сравнений несравнимого,
    Где знамя рваное полощет
    Стихия на развалинах миров.
    Хлам всех предметов, выдуманных нами,
    На самом деле только мусор,
    Убежище для трусов,
    Хвала паразитическим хмырям,
    Что в армии владетелей и снобов
    Несут свои набитые утробы
    К загаженным, разбитым алтарям.
    Эх, ты, творец и повелитель,
    А может саморазрушитель,
    Создатель страшного проекта,
    Вопя от гордости и самоликования,
    В одной из маленьких крупинок мироздания,
    Агонизирует в безликое "Ничто".
    И если есть какой-то высший суд.
    Всевидящий, всезнающий узрит,
    И племя варваров нещадно истребит,
    И даст начало племени иному,
    Которое, забыв про лязг мечей,
    Спокойно обретая смысл вещей,
    Найдёт решение сложнейшему биному.

    ***
    Среди вчерашних мыслей и забот,
    В печальной радости сиротского приюта,
    Где шорох листьев у распахнутых ворот,
    Где каждый час - последняя минута.

    Мне не принять жестокости и зла,
    Извечных спутников страдания людского,
    Хочу отдать от самого себя
    Частицу милосердия святого.

    Кров ветх, но голос сердца чист,
    Струну души не отделить от плоти,
    Она проста как падающий лист,
    Она как мудрость статуй и полотен.

    И пусть я не найду себе приют,
    Не для того ношу поблекшую сутану.
    Храни вас бог, пусть злые ниц падут,
    А я за всех в пути молиться стану.

    ***
    Ты улыбалась ласково и грозно,
    Глаза святой смотрели чуть дрожа,
    Ты прошептала тихо: "- Слишком поздно!"
    Вонзив мне в сердце лезвие ножа.

    Всё стало меркнуть, поплыло куда-то,
    Накрыла боль, волною, вновь и вновь,
    И потекла на белоснежный мрамор
    Моя хмельная, жертвенная кровь.

    Темнело, дождь стучал по крышам,
    На белом мраморе лежал седой старик.
    Звучала музыка, но он уже не слышал,
    Твой исступленный, сумасшедший крик.

    Импрессия.

    Бархатный вечер. Матовость красок.
    Стихнувший шум, идентичность событий.
    Слово напрасно, зелень прекрасна.
    Взгляд в паутине случайных открытий.
    Сердце поёт. Ощущенья первичны.
    Жажда порыва не просто влюблённость,
    Мысли как птицы и так необычна
    Сила познанья, души окрылённость.
    Тёплый мазок уходящего солнца радует глаз,
    Расправляются плечи.
    Голубь кружит, залетает в оконце,
    Полный покой, ожидание встречи.
    Время условно, проблемы ничтожны,
    Слух напряжён и в раскрытые веки
    Сыплется мир и почти невозможно
    Не закричать: " Мы - человеки!"

    Мотовство.

    О, Боже, Боже, сколько раз
    Я погружался беспричинно,
    В тепло и бархат её глаз
    Зелёных, грешных и невинных.
    Как быстро исчезала нить
    И стройность трезвых рассуждений,
    Когда до дна пришлось испить
    Всё святотатство наслаждений.
    Как заметался мой язык
    Истомным, сатанинским криком,
    Когда, взлетев, я тут же сник,
    Сгорел искрой, неясным бликом.
    И был то мрачен, то игрив,
    Беспечен, резок и рассеян,
    Был равнодушен, был ревнив,
    Уверен был и был растерян.
    К ней жаждой мести я пылал,
    Её жестоко ненавидел,
    И каждый раз торжествовал
    И мучался, её не видя.
    Диагноз однозначен: Болен!
    Зачем мне эта злая грусть,
    Она мне скажет: " - Ты свободен! "
    А я отвечу: " - Ну, и пусть! "


    ***
    Это не скорбь, не плач,
    Это на мой эшафот
    Время-палач поднялось,
    А руки связаны
    Прочной верёвкою тупика.
    Стук сердца - мой метроном,
    Сном, назвав жизнь,
    В темпе prestissimo бью
    По клавишам рваной души,
    Эх, пляши, до боли ног,
    До изнеможения,
    Ведь началось сожжение
    На костре собственной инквизиции.
    Слышал колокол,
    Видел церковь, кресты,
    Видел толпы молящихся,
    Что через мосты проходили,
    Спящих будили божеством песнопения,
    Прощения каждый просил для себя.
    Сам себе, сочинив приговор,
    Рьяным костром, пламенея, сдурею
    От торжества неподкупных судей,
    А люди пусть идут не на казнь мою,
    А на праздник Иисуса Христа.

    ***

    Осенний лес, угрюмый день,
    Земля укутана листвою,
    И облаков густая тень
    Лежит вечернею порою.
    Не слышно песен и цикад,
    Везде всё замерло, затихло,
    И самый первый снегопад
    Уже коснулся почвы рыхлой.
    Природа в томном забытьи,
    Промокший лес не шелохнётся,
    Лишь где-то редкой птицы крик
    Протяжным эхом отзовётся.
    И прозвучит последним днём
    Прощальный шёпот листопада,
    В его наряде золотом
    Ходила осень...


    ***
    Испив до дна прохлады свежесть,
    Нырнув в туман седого дня,
    Плыву я в города безбрежность,
    А городу не до меня.
    Свет фонарей в пространстве улиц
    Чуть тускл. Загадочность храня,
    Кварталы крышами сутулясь,
    Бросают капли на меня.
    Среди толпы, чужой и серой,
    Бежит, ощерясь, рыжий пёс,
    В его глазах слепая вера,
    В его глазах немой вопрос.
    У магазина дремлет нищий,
    Стремясь душой в святую высь,
    Купив всего за пару тысяч
    Бродяжьей жизни тайный смысл.
    Здесь, среди хаоса сумятиц,
    Застыну, голову склоня,
    В моей неделе восемь пятниц,
    Мой хрупкий мир - броня.




    И, наконец, решительно. . .

    Дороги нет, сгорел последний мост,
    Меж нами пропасть без сомнений и догадок,
    Как этот миг торжественен и сладок,
    Как этот миг неумолимо прост.

    Все линии поплыли вкривь и вкось,
    Всё пропиталось ядом расставанья
    И где-то там, в глубинах подсознания,
    Осадком колкой боли улеглось.

    Не буду трогать творчество судьбы,
    Её страниц священное писание
    И не хочу взывать за воздаяние
    Христу свои напрасные мольбы.


    Возмездие.

    С плеч ниспадают шёлка волосы,
    И стан твой, тонок как струна,
    Я пел, я пил тебя до дна,
    Песню любви охрипшим голосом.
    Сгорая пламенем убийственным,
    Я понял, что таила страсть -
    Падение, желание упасть.
    Не твой я милый и единственный,
    Я проходящий отцепной вагон
    В твоём весёлом шумном поезде,
    Который побывал уже везде
    И жаждет запасных путей.
    Твои бесчинства не останутся
    В злопамятных умах людей,
    И время высечет морщин узоры
    На коже розовой твоей.


    ***
    Родилась слеза
    Сожму глаза,
    Сам себе говорю:
    " Я в огне горю".
    Влагу доброты дайте,
    Закричу: "Спасайте!"
    Но молчание спин,
    Ой, сгорю один.
    В канун рождества
    Прошу божества,
    Но знаю ответ:
    Прощения нет!
    Ангел мой, явись,
    Скажи только: " Молись!"
    Покаяться не поздно,
    Явись, молю слёзно.
    У икон свечи,
    Опустились плечи,
    Зазвонил звонарь,
    А предо мной алтарь.
    Боже, в твой храм,
    Всего себя отдам,
    Прощения не ищу,
    Как узнаю - впущу.
    Совесть моя - отшельник,
    Разум - пилигрим,
    Сам про себя - бездельник.
    Встретимся - поговорим!

    ***
    Дотла успеть сгореть.
    Будь день, а ночь - прочь!
    Слова - надежда? Да!
    Она моя звезда.
    Пусть точит грусть, пусть,
    Пусть жжёт печаль - не жаль.
    Любовь - ответ? Нет!
    Любовь лишь свет.
    Ни слов, ни фраз. Раз!
    Огня едва. Два!
    Лишь крик внутри. Три!
    Гори! Гори!
    Года вспять, где мать ?
    Беда вдруг, где друг?
    Ударит плеть - терпеть!
    И с болью петь.
    Все мои страны - раны.
    На них народ - :):):):).
    А где семья там я,
    Там Родина моя.
    Хоть небо звёздно - поздно!
    Мне не арест крест.
    Зачем жалеть? Успеть
    Дотла сгореть!

    ***
    Среди пыли и тьмы, в ореоле кровавого света,
    Красоты неземной, неземного величья полна,
    Сквозь пространство монад пролетала комета,
    От широкой косы побережья отражалась волна.

    Город спал, отдыхая от знойного лета,
    Все окрестности сонно окутал покой,
    А над крышами в россыпи звёзд пролетала комета,
    Неземного величья полна, красоты неземной...

    И никто не почувствовал в хрупком и суетном мире ,
    И никто не увидел сквозь бренную ту круговерть,
    Как всё ближе и ближе в космическом тонком эфире,
    Приближается верная, необратимая смерть...


    Предчувствие.

    На моём циферблате истекают часы,
    Я бессилен пред мглой временных промежутков,
    И теперь понимаю, сколько грешных поступков,
    Лягут грузом на синедриона весы.
    У меня два судьи - это Бог и я сам,
    Адвокат не придёт, здесь он просто не нужен,
    Когда стрелки замрут, я не буду сконфужен,
    И спокойно пойду по тропе к небесам.
    Я скажу только Богу, что себя не жалел,
    Для других - просто шут, для себя - неудачник,
    Пролистав свою жизнь, словно старый задачник,
    Вновь пойму, что решить ничего не сумел.
    Попрошу Иисуса вспомнить каждый мой грех,
    Не сумев оправдаться, попрошу о прощении,
    А затем, убедившись в его отпущении,
    Вдруг закрою глаза и вспомню их всех.
    Тех, кого я любил и кого презирал,
    Тех, кто мне помогал и тех, что мешали,
    Тех, кто дорог мне был и, должно быть, возможно,
    Вспомню тех, кто так часто меня предавал.
    Всех их благословлю со слезой и улыбкой,
    Избавляясь от зла, что копил на других,
    Извинюсь, что так плохо писал я свой стих,
    И пойду по дороге туманной и зыбкой.

    ***
    Ни дня без музыки, ни капли слов, растраченных впустую,
    Я за тебя молиться и страдать готов!
    И всё не так, и все кричат: " - Я протестую!"
    Но я прорвусь сквозь тернии и твердь пластов.

    Сомнений нет, астрологи все разом смолкли,
    За мною по пятам неумолимый рок,
    Уста советчиков навек умолкли,
    Я сам судья и сам себе пророк.

    Пускай кричат, они меня ещё не знают,
    Но я для них терпенье приберёг,
    Пусть от грехов своих так сильно не страдают
    И молятся, чтоб им Христос помог.


    ***
    В жарком пламени солнца я брёл без пути,
    Через площадь, где скорбно звонили куранты,
    Совершенно напрасно пытаясь найти
    Разрешенье в тональность двойной доминанты.

    Но откуда-то вдруг, дикий маршевый ритм,
    Затактировал поступью пьяной синкопы,
    Накрывая меня ураганом из рифм,
    Заставляя дрожать от макушки до жопы…



    Зачем?

    Зачем драматизировать мгновенья?
    Зачем всё списывать на фатум и судьбу?
    Зачем выстраивать логические звенья,
    Складируя их в собственном гробу?
    К чему здесь пафос, что за театральность
    Первостепенной роли, первого лица,
    А не сыграть ли лучше подлеца,
    Ведь так естественнее выглядит реальность.
    Зачем казаться тем, чем вы не есть?
    Заискивать и делать вид, что честен,
    Обманывая, льстить, смакуя чью-то лесть,
    Примешивать к цинизму, чувство мести.
    Откуда в вас язвительное зло?
    К себе терпимость, а ко всем враждебность,
    Поймите, не всегда дано
    Сопоставлять слова возможность и потребность.
    Зачем злорадствовать над горем ближнего?
    И хладнокровно осквернять святыни,
    Зачем чернить и пачкать лик всевышнего,
    Ведь так недалеко до мировой Хатыни.
    Я не ищу ответов на вопросы,
    Ведь жизнь - полотнище проблем.
    Прошу считать меня потёмкинским матросом,
    И всё же не пойму, зачем...?




    К России .

    Глумление иродов, душ неприкаянность,
    Сплошные завалы поломанных судеб,
    И вновь роковых обстоятельств стечение,
    Оскома и стыд - вы, Нелюди, люди!
    Пустых обещаний везде поразбросано,
    Грехов непокаянных груз неподъёмный,
    И множество брёвен, тупых, неотёсанных,
    Кредит у детей, невозвратный, огромный!
    Нелепость, тщета и очковтирательство,
    В век новый вступает чужое Отечество,
    Опомнитесь! Это же самопредательство,
    Вы, Нелюди, люди, вы Нечеловечество!
    Вы слепо несёте позор вырождения,
    Печать сатаны, что для вас как мессия.
    Когда же наступит второе рождение
    Потухшей звезды под названьем Россия?!

    Гримасы совести.


    Жизнь моя - что свеча:
    Её стан очень хрупок и скоро фитиль догорит,
    Я почти что исчез,
    Душе неуютно в уже догорающей плоти.
    Я запачкался в грязь.
    Эта грязь и на ваших телах чёрным слоем лежит,
    Я хочу её смыть,
    А со мной захотят ли хоть несколько сотен .

    Сколько раз себе лгал,
    Сколько лет невозвратных растранжирил шутя,
    Как бесцельно я жил,
    Торопясь в никуда, обивая чужие пороги.
    Я себя растерял,
    Не умея понять, не желая помочь, не любя,
    Обесценился,
    Стал как бурьян, как трава при дороге.

    Почему стал слепым,
    Почему нахожу оправданье своей глухоте,
    Почему позабыл
    О руках материнских, о добре, милосердии,
    Где святыни мои,
    Что посветят мне в этой пустой темноте,
    Где мой бог,
    Что в борьбе утвердит и поддержит в усердии.
    -
    Я стою на пороге
    И, должно быть, этой встречи хочу.
    Свет фонарный так блекл,
    Так туманен, почти как моя эпопея.
    Я так этого жду,
    Не умея молиться, стою и молчу
    И в преддверие встречи
    Дышу, расширяюсь, теплею, добрею...

    ***
    Я трепещу, когда мне светит солнце.
    Я праздную грозу и первый снег.
    Смотря на мир из-за тюремного оконца,
    Уверен твёрдо в том, что человек.

    Гордыня жжет, но точно знаю, будет
    Миг беспричинный, светлый и живой,
    Когда вердикт моих вселенских судей,
    Единогласно утвердит: " Домой!"

    И захлебнувшись от свободы ширью улицы,
    Цепями рваными торжественно звеня,
    Немедленно пойму, что мама умница,
    Что на свет родила меня!

    Последышам.

    Но ведь когда-нибудь меня услышат
    И не сочтут мои слова за бред,
    Мой крик, мой хрип, врезаясь в чьи-то души,
    Вдруг отзовётся эхом чьих-то бед.
    Пусть будут те, кто выгонит взашей,
    Те, кто сочтёт презренно идиотом,
    Я среди тысяч внемлющих
    Буду кричать, до срыва голоса, до рвоты.
    Ведь будут те, кто, крепко стиснув руку,
    Скрестят с моим свои пути,
    Отбросят равнодушие и скуку
    И не позволят мне непонятым уйти.
    Великий нелюдь, одиночества отшельник,
    В безлюдье влагу истины черпнув,
    Как молотом кузнец, как жерновами мельник,
    Всю ложь веков рукой перечеркну.
    Мне, как и всем отмеряно:
    Года не тороплю, но и не удержать,
    Но знаю точно - скоро завершенье миссии!
    Жить делая! Достроить! Добежать...
    Спешите, это ваш удел!
    Собой довольным быть возможно лишь в раю,
    Успокоения души добьетесь беспокойством тела
    И я пишу вам, я кричу и я пою!
    Не прожигайте жизнь, живите ради дела.
    И не судите всех и вся,
    Ведь нет у вас аршина справедливость мерить,
    Вас тяготит своих пороков груз,
    Себя не судит только трус,
    А также не приверженец библейских истин.
    Найти своё предназначение -
    Вот смысл, что судьба нам предсказала,
    Есть разница горение или гниение,
    А земля прахом удобрить - так мало.
    Найти свой пик, свою вершину возжелайте!
    Ваш путь лежит через ветра тревог,
    Через лавины трудностей и холода сомнений,
    По самой главной из святых дорог!
    Утраченное - невозвратный тлен,
    И прошлым в настоящем жить не смейте!
    Спешите полюбить, ведь сладок этот плен,
    Доделать, дописать, допеть успейте.
    Грубеют пальцы, появляется сутулость спин
    И старость неизбежно нас иссушит,
    Но через прядь седых волос, через излом морщин,
    Пусть торжествуют вечно молодые души.

    ***
    В белую постель, в кружева,
    В сонную мою колыбель,
    Снежные свои покрова
    Принесла метель-канитель.
    То, что было чёрным - бело,
    То, чего так ждал - не сбылось,
    Век мой беспощадно и зло,
    Надломал хребетную ось.
    В белые одежды твои,
    Обернусь до судного дня,
    Сонмами последней любви,
    Саван безнадёжности сняв,
    Лягу с затаённой тоской
    В ложе материнских пластов,
    Обретая вечный покой,
    Между строк бумажных листов.

    ***
    Зима плачет снегом, а лето дождём,
    Листвою с деревьев расплачется осень.
    Взгляни в ослепительный мартовский день,
    Как плачут сосульки в проталинок просинь.
    Костёр плачет дымом, водою родник,
    Пшеница и рожь прослезятся покосом,
    Я видел в июне, как хмуро поник
    Наш тополь, рыдающий пухом белёсым.
    Лавиною, вздрогнув, заплачет гора,
    Река истечет водопадом кипучим,
    Безумными ветрами плачут ветра,
    Бутылка зальётся шампанским шипучим.
    Волна плачет пеной, шахта углём,
    Берёзовым соком проплачет берёза,
    Не каждый заметит, живя день за днём,
    Как часто текут материнские слёзы.
    И даже тогда, когда зрелостью лет
    Блестят наши мысли, сужденья и позы.
    Мы смотрим на роз облетающий цвет
    И даже не знаем, что всё это слёзы.


    Смоленская лирическая.

    Умирала бабка Маня,
    Проливала благодать,
    Завещала перед баней
    Внучку Манечкой назвать.

    Всё кудрявилась берёза,
    Ладилось припевочкой,
    Разродилась через слёзы
    Молодица девочкой.

    Лето с осенью встречалось,
    Колосилось хлебушком,
    Наливалась, красовалась,
    Стала Маня девушкой.

    Мамка ахнула, взглянув,
    Плакала сердечная,
    Как одела наша Маня
    Платье подвенечное.

    Свадьбу грянули сваты
    Да по всей Смоленщине,
    Золочёные кресты,
    Стала Маня женщиной.

    Отпевали петухи
    Первой зорькой ночку,
    Маня громко закричала,
    Разродившись дочкой.

    И пустилось время вскачь,
    Порвалась уздечка,
    Пролетало, плачь, не плачь
    Времечко - сердечко.

    Умирала бабка Маня,
    Проливала благодать,
    Завещала перед баней
    Внучку Манечкой назвать...

    ***
    Я не ропщу, ведь я рождён в стране поэтов,
    Этих непризнанных глашатаев судьбы,
    Сплетающих из бытия венки сонетов,
    Надетых кем-то на тупые лбы.

    Живу в Отечестве, отмеченном проклятьем рода,
    Где часто пью непредсказуемости хмель,
    Среди духовно обнищавшего народа,
    На территории чернобыльских земель.

    Всё это, в сущности, мой Крест, моя Голгофа,
    Но я сажу, что бесконечно рад
    Писать эти мучительные строфы
    В родной стране, похожей на закат.

    ***
    Где-то, среди останков могущества,
    Смятым листком в переплёт бытия,
    Лягу опаленный, злой, вездесущий,
    Выцветший, высохший я.

    Будет трепать мою странную хронику
    Злая обыденность, ветер сует.
    Нет у меня ни друзей, ни поклонников,
    Да и меня уже нет.

    Я не хочу воздвигать себе памятник,
    Прах мой возвысит кладбищенский крест.
    Кто-то, качающий вечности маятник,
    Тихо мне скажет: " - Ты, есть!"


    Городской романс.

    Вроде бы сонно вздыхают дворики -

    Чёрные дыры уставшего города,

    Старость века, где ж ваши дворники -

    Проводники лабиринтов. У холода

    Нынче под вечер своя презентация,

    Ветер трубит раструбом каменным,

    Скрипом вещает дверей декламация,

    В белое красятся улицы. Раненным

    Загнанным псом прохожий торопится,

    День завершён последним автобусом,

    Гул автострад где-то мимо проносится,

    Стихший ликует проспект.

    Глобусом,

    Шариком лунным фонарь возвышается,

    Стелет позёмка сугробами улицы,

    Флаги на штилях стонут, срываются,

    Граций - снежинок балет. Умницы



    В шубах у входа в отели красуются

    Рядом бродяги с домами картонными,

    Бритоголовые, дно маскируется,

    Люди почтенные спят. Сонными

    Жёлтыми фарами жгут светофоры

    Для непослушных машин лишь посмешище,

    На магазинах замки и затворы,

    Рты ресторанов клокочут. Убежище

    Рай для котов батареи подвальные


    Крыши домов - тока голубиные,

    Семьи кварталов как яйца пасхальные

    Родина каждого камня. Глубинные

    Русла каналов под пятками зданий -

    Индустриализаций касание

    Кладезь тоски и магических знаний

    Город святой - моё предписание.

    ***
    Здесь нет ни зги,
    Здесь только смерча хаос правда,
    Пески, пески - пустыни лик,
    Где бытие, лишь нереальный миг,
    Толкающий в мучительное завтра.
    Здесь всё тщета,
    И не сказать, что жажда жизни - повод,
    Всю красоту земли покрыл сухой песок,
    Пещинки даже между этих строк
    Нещадно обрывают провод.
    Барханы - груд тел,
    Перед глазами лик святого старца,
    Он верно вяжет временную сеть,
    Глаза закрыты, чтобы не смотреть,
    Как люди тонут в грудах кварца.
    Мне жарко,
    Мною высекают пламень,
    Я продолжаюсь языком костра,
    И пусть других несут безумные ветра,
    Я остаюсь, я не песок, я - камень!




    ***
    Слова, лишь символы иллюзий,
    А ты - их верный проводник,
    Стучишь аортой в ритме блюза,
    Беспечно следуя в тупик.
    И не поймёшь всех геометрий,
    В которых мнимо заключён,
    Параллелизм антисимметрий,
    Твой точно врущий метроном.
    В бреду, где время бесконечно,
    Где в закипающей крови,
    Ты балансируешь беспечно
    Над страшной пропастью любви,
    И не предчувствуя паденья,
    В дурмане опия-сырца,
    Ты забываешь про забвенье,
    Вживаясь в тело без лица.
    Где смысл в нагроможденье смысла?
    Секрет великих в простоте!
    Слова - лишь символы иллюзий,
    Запечатленных на листе...



    Ивы головы повесили,
    Грустно в озеро глядят,
    На опушке клёны алые
    Тихо, нежно шелестят,
    И грачей пролётных стаи
    Улетают в даль,
    Покрывает землю чёрную
    Золотая шаль.

    2.
    Стынут воды в синем озере,
    Снег искрится и трещит,
    Возле поля дымка проседью,
    Ёлка жалобно скрипит.
    Ветерок позёмкой стелется,
    Припорошен куст,
    Лес, пронизанный метелицей,
    Гол и пуст.

    3.
    В потемневшие проталины
    Пробивается трава,
    В половодье, реки быстрые,
    Расправляют рукава.
    И пропала утром солнечным
    Старая метель.
    Дышит лес и всюду слышится
    Звонкая капель.

    4.
    Жарким зноем опалённые,
    Жухнут травы на полях,
    Спеет хлеб, леса зелёные,
    Белый пух на тополях.
    Всё живёт и расцветает,
    Звонко льётся детский смех,
    И берёзы как красавицы
    И Земля - одна на всех!


    ***
    В жизни своей, лодочкой с парусом,
    Плыл по волнам в далёкий рай,
    Но не нашёл я птицы Феникса
    И зря покинул отчий край.
    Если бы знать судьбу,
    Или хотя бы веровать,
    И не бояться дна,
    И сделать верный шаг,
    Если у всех в конце, один приют, одна кровать,
    Значит ли это то, что ближний мне не враг.


    Детям застоя.

    Друг Александр, подай мне руку, слышишь,
    Нас в путь зовут великие дела.
    Нас ждёт успех иль разочарованье,
    Но коль судьба нас всё-таки свела
    На перекрёстке жизненной дороги,
    Давай же смело двигаться вперёд,
    Дерзая трудности, сметая бед пороги
    И пусть хоть кто-нибудь на дело посягнёт,
    На дело правое - идти к заветной цели!
    Не остановит нас никто, ничто,
    Покой и счастье все иметь хотели,
    Но кто желал, боролся кто?
    "Жизнь - есть борьба",- сказал мудрец великий,
    Борьба со злом, с соблазном и с собой,
    Борьба с постыдной ложью мерзкой клики,
    Борьба за то, чтоб был услышан голос твой.
    И пусть сомненья нас одолевают,
    Пусть иногда вся жизнь - сплошной обман,
    Нам узел веры и надежды помогает,
    Нам дарят силы Марс, Венера и Уран.
    Не надо меркантильности, мужайся,
    В душе расцвёл прекрасный олеандр,
    Тому чего искал - отдайся
    И дай мне руку, друг мой, Александр!

    ***
    Из пустого да в порожнее сыпется канитель,
    Заметает путь нехоженый мартовская метель.
    Пусть немного холодно, но всегда, летом и зимой,
    Согревает душу рванную милый образ твой.

    И сливается в гармонии двух сердец унисон,
    И часы на полке тикают, это ли всё не сон,
    И в обманчивой реальности, правда, всё или ложь?
    Лишь по тропке, по ухабистой, ты за мной идёшь.

    Ты моя любимая, свет моих тёмных глаз,
    Огонёк любви твоей теплится, не погас,
    И горит звезда заветная в мартовской ночи,
    Сядь со мной судьба моя, помолчим...

    ***
    Мне порой одиноко, мне тебя не хватает, родная,
    Мне не важно когда проклят был этот Богом запущенный край,
    Исчезает мой город, мой век, мой мир исчезает,
    Остаёшься лишь ты, я прошу тебя - не исчезай!

    Ты, средь бурных потоков проблем, мой незыблемый остров,
    Лучик света в тумане житейских невзгод,
    Пусть в семье временами бывает не просто,
    Мы вдвоём завершим этот страшный, предательский год.

    Ты не вырвись из жизни моей диким ветром разлуки,
    Лебединую песню свою не пропой,
    Мы сольёмся в объятьях, скрестим наши руки,
    И пройдём этой трудной, опасной тропой.

    ***
    Вот и ушли в разные стороны,
    Те с кем делил горе и радости,
    А над страной кружат вороны
    И грустно плачет летний дождь.
    Вот так проходит жизнь - измятыми страницами.
    И потерять друзей проще, чем найти,
    Если увижу вас, то белыми птицами
    В стаю совьёмся мы и вместе полетим.

    ***
    На сердце, несомненно, рана,
    В душе зажжён неясный свет.
    Она, изящна и желанна,
    Она виновница всех бед.
    И не любовь, и не влюблённость,
    Какой-то непонятный гнёт,
    То свет, то неопределённость,
    Внутри огонь, снаружи лёд.
    Влечёт к ней дико, безвозвратно,
    Так спел и сладок райский плод.
    Я не хочу идти обратно,
    Я буду двигаться вперёд.
    Возможно, всё это - ошибка,
    Ценой тому, мои года.
    Её глаза, её улыбка
    Увы, холодная звезда..

    ***
    Неизвестно доселе, кто лентяй, кто при деле,
    Кто богач, а кто нищий совсем,
    И никто нам не скажет, что мы все персонажи,
    Из давно переигранных сцен.
    И от этой задачи, кто-то тихо заплачет,
    Попытавшись с дорожки свернуть,
    А судьба неслучайно, усмехнувшись печально,
    Тихо скажет: "- Ну, что ж, как-нибудь..."
    Все те Вани да Мани, что в гранёном стакане
    Ищут счастья фальшивый пятак,
    И не в смех и не в радость, вдруг постигнут под старость,
    Что всё делали в жизни не так.
    Надо жить на свете этом,
    Жизнь, пропев куплетом,
    И от пыли протереть рояль,
    Надо жить, ведь не случайно,
    Нам одним открыта тайна
    Как прогнать тоску свою печаль.

    ВЕЧНОСТЬ.

    Мне минуты вас не жаль, мне не жаль ни дня,
    Струйкой тонкою клубится молодость моя,
    Превращая кремень страсти в мудрости золу,
    Молодость моя уходит в вечности дыру.

    Что-то годы зачастили, годы понесло,
    И потрескалась фигура девушки с веслом,
    Белым инеем покрылись чёрные виски
    И зажало, засосало в вечности тиски.

    Как ни пробую, стараюсь осадить назад,
    И опять не успеваю бросить беглый взгляд
    На все прожитые годы - век короткий свой,
    Поглощает миг вселенский - вечности покой.

    Гимн оптимистам.

    Если ранним мерзким утром встали вы не стой ноги,
    Да, бывает и такое, что ноги той вовсе нет,
    Не спешите сквернословить и бросать в кота ботинок,
    Лучше сделайте зарядку, пропотейте хорошенько,
    А затем степенным шагом отправляйтесь прямо в душ.
    Но воды, вполне возможно, может там не оказаться,
    Не хватайте сразу бритву и не режьте абы где,
    Просто знайте, во всём мире, трубы мёрзнут точно также
    И сантехники не меньше, даже больше наших пьют!
    Бодро двигайтесь на кухню, и октройте холодильник
    Ну и пусть в его пространстве только хрен и чёрствый хлеб,
    В том, что мы так сильно любим целый список страшных ядов
    Ну зачем вам это надо, вам же хочется пожить?!
    И не надо каждодневно покрывать прохожих матом
    И, в битком набитый транспорт зверски гадостно смотреть
    По закону Архимеда, если вцепитесь в соседа,
    Вас прямохонько в автобус втиснут вдавят иль вожмут!
    На работе, вот засада, ваш начальник вас облаял
    И зарплату за полгода наотрез никто не даст
    Не зачем бежать на крышу и кричать там диким криком,
    Чтоб у всех окрестных кошек дыбом пыжылись хвосты.
    Вы идите за Семёном, что живёт в девятом цехе,
    Он одолжит он же сходит, он не даст вам уемереть,
    А когда вы сняли стресс, мордой о пол ударяясь,
    Вам присвоится названье - Настоящий оптимист!!!



    Две стихии.

    Мой огонь!
    Ты горишь неустанно в ночи!
    Ты и греешь меня, и, увы, обжигаешь.
    Если я далеко – ты спокойно трещишь.
    Если рядом я – пламя до неба вздымаешь.

    Тяжело!
    Задувают твой пламень ветра перемен,
    Бесноватые бури тревожат твоё костревище,
    Но ты ждёшь и пылает священный костёр,
    Оставляя от брёвен сомнения пыль пепелища.

    Я с тобой!
    Жаль, что я не твердыня земли!
    Что не я под тобою скалой возлегаю.
    Я воздушный поток, чья судьба бесконечно лететь,
    Неизбежно тебя распаляя.

    Пламя стонет!
    И тяга, увы, хороша!
    Ты кричишь: «Для тебя я сгораю, Любимый!»
    И как хворост сухой прогорает душа,
    И Муссон утихает, исчезнув незримо.

    Не хочу быть водой! Не могу стать землёй!
    Я одна из стихий, кем-то созданных всуе,
    Я вернусь, как всегда, в свой родной Альбион,
    Штилем стану, и пламя твоё не задую…

    ***
    Что-то горестно мне, что-то грустно,
    Снова чудится треск камыша.
    На полях вызревает капуста,
    А в кармане давно ни шиша.

    Заскрипела в ночи половица,
    Тихо спущена с вешалки шаль,
    Улетает любимая птица,
    Забивает разлука-печаль.


    И застрянет в простуженном горле,
    Полстакана сивушной воды,
    А в душе что-то кружит и рвётся,
    Прорываясь сквозь терний сады.

    Но не буду пенять на невзгоды,
    Роль ревнивца, увы, не по мне.
    Пролетели счастливые годы,
    Да, и истины нету в вине.

    Есть одна мне на сердце отрада,
    Когда в заводи ляжет туман,
    Пристегну карабины кукана
    Уплыву в заповетный лиман.

    Лягу в дрейф, надышусь полной грудью,
    Трону бланк, что лежит по руке,
    Взмоет в небо уловистый воблер,
    Сигареты, коньяк в рюкзаке.

    Вдоль по плавням пройдусь, по протокам,
    По корягам веслом поскребу,
    Вот, отлично, кажись, отпускает,
    Да, видал я всё это в гробу…

    И когда на нехитрой ступеньке,
    Ожидая поклёвки как дар,
    Под канкан учащённого пульса,
    Вдруг поймаю упругий удар.

    Шнур сорвёт тишину фрикциона,
    Спин упрётся красивой дугой,
    Всё! Держу её, крепко и нежно,
    Улыбаюсь, счастливый такой…

    Ну, а что будет дальше не важно,
    Я доплыл на заветный причал,
    Там, где осень со мной повстречалась,
    Там, где ветер со мной пировал.


    Хорошая метафора Маяковского

    Земля опять в объятиях циклона,
    Борей упрямо наклоняет дождь,
    Стучит по крыше моего балкона
    Великий громогласный вождь.
    Его аккорды, рассыпаясь брызгом капель,
    Звучат по мокрым струнам автострад
    Сидит рыбак на пирсе одиноко,
    И этой музыкой промок его бушлат.
    А город в вальсе из дождя и ветра
    Им вторит грохотом бетонных губ,
    Он любит музыку дождя, он торжествует,
    Играя гимн на флейте водосточных труб.
    Последний раз редактировалось UGO; 08.01.2014, 14:21.

    Комментарий


    • #3
      Что же ты? Где же ты?
      Ждать и корежиться?
      Вырвать из жизни лоскут бытия?
      Кто виноват, что теперь всё не сложится,
      Может быть ты. Может быть я.

      Что же ты? Где же ты?
      Хватит молчания!
      Я прилечу к тебе, знать бы куда!
      Ты не сказала обратного адреса,
      Ты по-английски исчезла. Беда!

      Глух абонент к бесконечным стенаниям,
      Сердце хрипит - за ударом удар,
      Аська молчит, только смотрит улыбчиво,
      Твой белокурый, родной аватар.

      Может быть, правда, не зря одиночество
      Нас развело по распутьям дорог,
      В сердце осталась твоя половиночка,
      Надо ждать вечность? Вечность - не срок!

      Что же ты? Где же ты?
      Боль нестерпимая!
      Режет глазницы бликующий свет.
      Ты поскорей возвращайся, любимая...
      Ты возвращайся, как сможешь, любимая...
      Ты просто тихо подумай, любимая...
      Кофе остыл. Наступает рассвет

      Комментарий


      • #4
        Песня! Хорошо!

        Комментарий

        Просматривают:

        Свернуть

        Обработка...
        X